Архитектурный облик казанских улиц веками складывался из каменной и деревянной застройки. Монументальные ансамбли старой Казани еще сохраняются, но деревянные исчезают на глазах. В последние 10 лет большая часть деревянной застройки была утрачена, сначала в ходе подготовки к тысячелетию Казани, затем – при дальнейшей реконструкции города, так как для размещения новых объектов требуется место в центре города.(1)

Деревянная архитектура представляет характерную часть культурного наследия. В ее остатках еще можно увидеть уникальный опыт решения разнообразных типов городских пространств на основе универсальных технологий деревянного строительства, отработанных веками конструктивных и архитектурно-художественных приемов. Возможно, для Казани дерево – перспективный материал будущего, учитывая его экологические свойства, новые технологии изготовления и широкие возможности использования.
 
4-41-13-3
 
Подписи к иллюстрациям:
 
Рис. 1. Пейзаж Захарьевской улицы в Старотатарской слободе. Акварель Р. Айдарова
Рис 2. Двор усадьбы Валиуллы Гизятуллина. Акварель Р. Айдарова, 2001.
Рис. 3. Татарская семья начала ХХ века. Фото из архива Госмузея РТ.

 
Архитектура татарской усадьбы и татарского деревянного дома издавна привлекала внимание исследователей: этнографов, искусствоведов, архитекторов. При этом особое место в научной литературе уделялось сельскому деревянному татарскому дому.(2) В меньшей степени изучены градостроительные, планировочные и архитектурно-художественные особенности городской татарской деревянной усадьбы второй половины ХIХ-начала ХХ веков. В предлагаемой статье на основе натурных исследований, архивных, литературных и картографических материалов предпринят анализ архитектурно-художественного комплекса татарской деревянной усадьбы в контексте городского пейзажа эпохи капитализма. В этот период в патриархальный уклад татарской усадьбы вторгаются сначала отдельные, а затем все большие влияния русско-европейского образа жизни, что постепенно приводит к изменению структуры усадьбы, облика и внутреннего пространства жилого дома.
 
Автор провел анализ городских пейзажей Казани по старинным открыткам, видам, гравюрам, художественным полотнам, фотографиям, а также по сохранившимся уголкам деревянной застройки. Облик Казани складывался из множества отдельных видов, в которых были и черты столичности, и черты провинциальности, переплетение историко-культурных и национальных традиций. Из дерева в Казани издавна строили городские стены, мечети, церкви, монастыри, пристани, бани, мосты, балаганы, больницы, школы, промышленные и хозяйственные сооружения, а также тротуары, заборы, ворота, колодцы. Деревянные жилые кварталы составляли часть живописного облика большого волжского города. К концу ХIХ-началу ХХ веков только улицы Воскресенская и Проломная не имели деревянных строений. В зависимости от разнообразия городского ландшафта и образа жизни социальных слоев, деревянная архитектура отражала разнообразие возможностей застройки. Можно различать в структуре городского пейзажа характерные улицы, переулки, кварталы, дворы, набережные Волги, Казанки, Булака, озера Кабан. Впечатляющий ансамбль деревянной архитектуры представляла волжская пристань. Вдоль набережной шла улица, застроенная гостиницами, трактирами, складами. Были и малоудобные для строительства заболоченные берега Среднего Кабана, а также овражные места, где находились трущобы: «самострой» городской бедноты.
 
Разность пейзажа была характерна для разных частей города: в центре и на окраинах, в русской и татарской частях города, в дворянской и купеческой, мещанской и пролетарской. Городской пейзаж видоизменялся в зависимости от времен года. Частью городского пейзажа были ледоходы на Волге, весенние разливы и ярмарки по берегам Булака, торговые караваны из Азии. Летний зной и зимний холод, снег, грязь, дождь, пожары, пепелища — все это вмещало в себя архитектурное пространство Казани.
 
На облик города оказало влияние появление газового (1870), а затем электрического (1900) освещения, водопровода и канализации (1895), конки (1875), трамвая (1900).(3)
 
2-2 6-65-5
 
Подписи к иллюстрациям:
 
Рис. 4. Эволюция татарского жилого квартала. Модель автора.
А) Татарский квартал первой половины ХIХ века;
Б) Татарский квартал второй половины ХIХ в.;
В) Татарский квартал начала ХХ в.
Рис 5. План усадьбы Шаги Забирова. Проект 1868 г.
Рис. 6. Генплан, фасад и планы дома Шаги Забирова. Проект 1868 г.

 
Можно выделить основные элементы, из которых складывался городской пейзаж: топографические особенности улиц, пропорции и масштаб пространств, этажность зданий, материал строений, цветовые сочетания, атмосферное состояние природы, типы благоустройства и озеленения, экипажи, трамваи и автомобили, этнические типы и городской костюм. В процессе исторического развития подвижные элементы городского пейзажа менялись быстрее (социально-национальный костюм, транспорт, благоустройство и др.), статичные элементы (природа, архитектура, масштаб среды) — медленнее.
 
Вся территория Казани согласно утвержденному городскому плану была поделена на 6 полицейских и противопожарных частей. Татарские слободы располагались в пятой части города, за озером Кабан и вытекающей из него речкой Булак, которые как бы разделяли русскую — верхнюю и татарскую — нижнюю части города. В нижней части города в Забулачье и Закабанье, где издавна компактно проживали казанские татары массовая жилая деревянная застройка формировалась на основе распространенного в Волго-Камье жилого дома из деревянных сосновых бревен. Только несколько улиц Старой и Новой татарских слобод имели кирпичные дома и мечети. Это улицы Московская, Тихвинская и Екатерининская. Другие улицы были в основном деревянными. Деревянная застройка татарских слобод сохранялась массивами улиц и кварталов до 80-х годов ХХ века. В настоящее время остаются еще отдельные фрагменты набережной Кабана, кварталов, отдельные дома в окружении нового строительства.
 
Облик Старотатарской слободы отличался от парадных классицистических ансамблей русской части города. В начале ХХ века краевед Евгений Белов писал: «Уже при первом знакомстве с Казанью вы сталкиваетесь с Азией. Лица татар, чувашей, черемисов. Шелковые фантастически изукрашенный яркими узорами шарфы, восточные сафьяновые сапоги, бархатные серебром и позолотой отделанные татарские туфли… В трамваях вы встречаетесь с мусульманскими женщинами. Ярко разрумяненные круглые лица с черными выкрашенными зубами. На голове и плечах наброшен полу-халат из ярко зеленой восточной ткани. Все это так странно, так оригинально, особенно, когда подумаешь, что стоит только пройти несколько кварталов, чтобы увидеть университет, церкви. В Татарской части города – нет ничего русского. Все устроено здесь по своему… Только спустишься с горы, а кажется, что далеко переехал куда-то в другое место. Особые люди, особые экипажи, особая толпа. Особая жизнь. Все иное, все свое».(4)
 
В этнографических записках профессора Казанского императорского университета Карла Фукса (1844) приводится краткое описание татарских улиц: «Татарская слобода состоит ныне из регулярных улиц, по общему плану города; но они не вымощены и без фонарей, … Дома по большей части деревянные, обыкновенно о двух этажах». Прежде городские дома у Татар строились также как деревенские: дом, обыкновенно, стоял на средине двора, а кругом его амбары и деревянные стены. Даже и теперь видно здесь несколько таких домов. Заборы отделяют дома, стоящие на расстоянии друг от друга. Из-за забора виден дом, крыши надворных построек, разбросанные по двору, кроны деревьев и кустов».(5)
 
7-78-8
 
Подписи к иллюстрациям:
 
Рис. 7. Фасад и планы дома Ситдика Мусина. Проект 1902 г.
Рис. 8. Фасад и планы дома Мухамеда Яушева. Проект 1902 г.

 
В этот же период, в первой половине ХIХ века в верхней, русской части города бытовали улицы с дворянскими усадьбами, занимавшими большую часть квартала. Барский дом с парадным двором, утопал в зелени, располагался в глубине участка, или ближе к улице, тогда по обеим сторонам от него располагались флигели, которые выходили на красную линию. Кроме жилого дома и флигелей, в усадьбы были хозяйственные строения и службы: дровяной сарай, каретник, конюшня, ледник, амбар, сушильни, отхожие места, иногда, особенно на окраинах имелся хлев для домашних животных. На территории усадьбы был сад, иногда — пруд или огород (усадьбы: Родионова, ныне Суворовское училище Чемезова — школа №20, Алабова по ул. Карла Маркса, — утрачена в 70-х годах ХХ века.
 
Для татарских усадеб первой половины ХIХ века в отличие от русских была характерна нерегулярная застройка, которая скрывалась за высоким забором. Известный казанский этнограф Н.И. Воробьев застал в 1926 году сохранившиеся татарские сельские усадьбы и дал их описание: «Вдоль узких и кривых улиц тянутся бесконечные заборы, то простые, то богато раскрашенные и украшенные решетками, да амбары и бани. Домов совершенно не видно — они прячутся в глубине дворов за зеленью, выставляя на улицу только свои фронтоны, так, что проезжая по улице нельзя составить представление о домах.(6)
 
Есть основания полагать, что примерно такая же картина была и в Старотатарской слободе второй половины ХIХ века. Не случайно описания подобных татарских усадеб Казани сделанные П.М. Дульским в начале ХХ века в главных чертах совпадают с описанием Н.И. Воробьева.(7) Среди традиционных сельских усадеб Н.И. Воробьев различал по своему расположению усадьбы середняка, зажиточного и богатого владельца. У первого дом ставится торцом к улице, перед которой оставляется 2 — 4 метра и вплотную к соседней усадьбе. Небольшой сад разбивается перед домом за забором. У зажиточного крестьянина дом стоит в глубине усадьбы, не касаясь соседней усадьбы. Богатый дом стоит посреди двора, он двухэтажный с несколькими расположенными рядом флигелями. Кроме бедняцких, все усадьбы имели высокий глухой забор 2 — 2,5 метра с хорошими воротами. Перед домом забор понижался или украшался решеткой. Столбы забора украшались цветными шарами. Основная часть забора или не окрашивалась, или окрашивалась в зеленый или желто — коричневый цвет. Решетки ракрашивались яркими цветами: белым, красным, синим, зеленым.(8)
 
9-910-10
 
Подписи к иллюстрациям:
 
Рис. 9. Интерьер женской половины татарского городского дома середины ХIХ века. Реконструкция Г. Айдаровой и Р. Айдарова.
Рис. 10. Интерьер женской половины татарского городского дома конца ХIХ века. Реконструкция Р. Айдаров.

 
На основе анализа топографических съемок 80-х годов ХХ века и натурных исследований выявлены аналогичные, но уже изменившиеся татарские усадьбы в Закабанной части Казани с заглубленной постановкой дома. Отдельностоящий в глубине участка жилой дом окружен разобщенными надворными постройками (дома №№ 124, 131 по улице Нариманова, №7 по улице Ахтямовской, №№ 73,75, 92 по улице Тукаевской,№№ 32, 36, № 7 по ул. Фустая Карима, № 4 по ул. Зани Султана. Позднее во второй половине ХIХ-начале ХХ веков они оказались закрытыми с улицы другими вновь построенными домами. На основе анализа архивных материалов Строительной комиссии Казанской губернии, можно утверждать, что традиции постановки дома в глубине участка с разобщенными надворными постройками сохранялись в условиях городского строительства даже в самом начале ХХ века. Автором при натурном исследовании выявлен один из последних сохранившихся татарских домов рубежа ХIХ-начала ХХ веков с заглубленной постановкой дома по улице Тукаевская, 61, который был позднее застроен со всех сторон другими домами.
 
С середины ХIХ века начинается распродажа крупных земельных участков и измельчение структуры кварталов. В течение ХIХ века жилая застройка непрерывно уплотнялась. На центральных улицах Старой и Новой Татарских слобод в процессе уплотнения застройки такие усадьбы претерпели структурные изменения. В архивных документах второй половины ХIХ века пропорции усадебных участков в соотношении 1:1 уже не встречаются. Пропорции 1:2 встречаются реже, чем 1:3, 1:4. Самый длинный участок обнаруженный в архивных документах имеет пропорции 1:7. При этом конфигурация усадебных участков представляет собой многоугольные фигуры самых разнообразных очертаний. Форма их свидетельствует о том, как непросто происходило измельчение первоначально более крупных усадебных владений.
 
Во второй половине ХIХ века наблюдается одинаковая картина и в русской и татарской частях Казани. Жилье становится товаром. Сокращаются каретники, амбары, ледники, конюшни, особенно сады, от которых остаются жалкие остатки деревьев и лишь изредка у богатых купцов обширные сады. Вместо них строятся «флигели», представляющие собой многоквартирные жилые дома, которые сдаются в аренду.
 
Архивные, картографические и натурные исследования показывают изменения, происходившие в планировке татарской усадьбы. Распространенным типом становится городская усадьба с отдельностоящим по красной линии хозяйским домом, имеющим окна по всем своим четырем сторонам фасада. Часто основной дом ставился одной стороной вплотную к границе усадьбы, или соседнему дому, так как ширина участка не позволяла обойти дом со всех сторон. Так, например, дом Шаги Забирова спроектирован в 1868 году архитектором П. Антоновым. Усадебный участок узкой стороной выходит на улицу Мещанскую. Двухэтажный полукаменный дом поставлен на красную линию и одной стороной придвинут к границе соседнего участка. Погреб, амбар, каретник с конюшней, два флигеля отодвинуты вглубь расширяющегося участка, образуя большой двор неправильной формы. За ним расположен большой сад с беседкой. При общей тенденции к сокращению размеров усадебных участков надворные строения приобретали более регулярную систему размещения. Преобладающим типом усадьбы становится домовладение с компактным размещением построек по двум и трем, или четырем сторонам двора. Иногда в архитектурный комплекс усадьбы входили построенные по архитектурному проекту отхожие места.
 
Натурный анализ и анализ топографических съемок татарских слобод показал, что процесс измельчения структуры квартала сопровождался неравномерной нарезкой усадебных участков, урегулированием и уплотнением их застройки.
 
Можно сказать, что к концу ХIХ века татарский деревянный квартал претерпел существенные изменения:
1) Уменьшилась территория усадеб;
2) Застройка усадебного участка становилась периметральной, а не разобщенной;
3) Измельчалась и уплотнялась структура квартала.
4)Уплотнялся периметр квартала.
5) Сократилась длина и высота заборов;
6) Появились входные крыльца, устроенные не с дворового фасада, как прежде, а прямо с улицы, с главного фасада.
 
Архитектура татарского деревянного городского дома.
В середине ХIХ века в Казани строились различные по размерам, расположению, достатку и планировке жилые дома. Строительным материалом являлись бревна, брусья, доски, жерди, «половинки». Дома различались по социальной принадлежности: купцы, мещане, ремесленники, крестьяне; по архитектурно-планировочному типу: жилой дом на одну семью, жилой дом с торгово-ремесленной функцией, многоквартирный дом. В татарских слободах преобладающим типом была усадьба, соединяющая жилую и торговую функции.
 
Татарская деревянная городская усадьба основана на традициях сельского дома. Традиционный зажиточный (байский) деревянный дом первой половины ХIХ века зафиксированы этнографами и искусствоведами. Характерные признаки: два этажа, входной узел расположен по центральной оси длинной стороны дома, состоит из двух раздельных дверей, ведущих в раздельные сени первого и второго этажей. В первом этаже была черная изба: кухни, кладовые, жилые комнаты для прислуги; второй этаж жилой хозяйский, он разделялся на мужскую и женскую половины и включал 2-4 комнаты; чердачный уровень служил летним жилищем для молодых девушек. Взрослые сыновья строили дом рядом, он соединялся с отцовским по второму этажу застекленной галереей с ажурными окнами и разноцветными стеклами.(9) План одного из таких домов, принадлежавших Марьям Фаттаховой в деревне Нижние Верески, хранится в архиве Госмузея РТ.
 
По итогам обобщения литературных, архивных и натурных материалов можно выделить несколько разновидностей деревянных домов, строившихся в Старотатарской и Новотатарской слободах. Это, прежде всего традиционный двухэтажный деревянный дом на большую зажиточную семью купеческого сословия. От сельского он отличался более крупными размерами и усложненной планировкой, большим количеством комнат, их могло быть 10-12. (проект дома Ситдика Мусина по ул. Б. Мещанской, 1902, проект дома Мухамеда Яушева по ул. Малой Мещанской, 1902). Другой тип дома – это компактный двухэтажный полукаменный дом на семью среднего достатка. Его планировка отличалась тем, что первый этаж отводился лавке, или ремесленной мастерской, второй этаж был жилой и представлял пяти, или шестистенник с 4-5 комнатами. Основное новшество в планировке заключалось в том, что сени выносились из центральной части дома и пристраивались к его длинной стороне ( проект дома Шаги Забирова, 1868). При незначительном изменении такой дом мог иметь поэтажное деление на две, четыре квартиры. При этом семья хозяина жила наверху, а нижняя часть сдавалась квартирантам.
 
Стилистика решения фасада варьировалась от сельского и городского фольклора до упрощенного набора декоративных элементов. Как правило, сруб обшивался накладными дощечками, подобранными в определенном порядке (например «в елочку»). Появлялись горизонтальные нашивные пояски, наличники в виде полочек на кронштейнах. Ажурная пропильная резьба в украшениях наличников была характерна для домов в русской части города, но постепенно к концу ХIХ она находит некоторое распространение и в татарских домах. Для них издавна традиционным приемом декоративного убранства была техника накладного декора: в виде ромбов, квадратов, кругов, мотивов птицы, растительного орнамента, которые полихромно раскрашивались масляными красками. Ими оформлялись наличники окон, ворота, входные двери украшались скромной неглубокой выемчатой резьбой. Высокие крыши покрывались железом, фронтонная ниша, углубленная на 40-50 см., имела стрельчатое, килевидное, или полуциркульное завершение. В глубине ниши располагалось трех- или двухстворчатое окно. Оно оформлялось накладным декором, оконными колонками, или балюстрадой. Декор в виде сияния набирался из разных по величине и форме заостренных дощечек раскрашенных в разные цвета — голубой, желтый, зеленый.(9) Такое оформление фронтонных окон в архивных проектах не встречается Можно полагать, что это отголоски народной традиции, которые проникали в профессиональную архитектуру, путем декоративной доработки проекта в ходе строительства дома. К началу ХХ века декор становится сдержаннее, но заглубленные фронтонные ниши и оформление их балясинами до сих пор встречаются в современных татарских усадьбах на окраинах города.
 
В татарских домах в отличие от русских не было балконов, террас, выходящих на улицу, вместо них в саду ставились беседки для чая. Забор состоял из двух частей нижней (глухой) и верхней (с просветами), посредством устройства балюстрады поверх сплошной тесовой обшивки. Весьма упрощенные аналоги таких заборов сохранились до наших дней на окраинах Новотатарской слободы по улице Дулат Али: дома №№ 8, 11, 14. В другой части города в поселке Залесном эта традиция отчасти находит свое продолжение в усадьбах домов №№ 9,97 , только заборы ниже и их оформление попроще. Вместе с тем в начале ХХ века заборы проектируются уже без решетчатого верха (проект дома Мухамеда Яушева, 1902).
 
Интерьер татарского деревянного городского дома.
На основе обобщения историко-литературных и этнографических данных можно полагать, что во внутренней обстановке татарского городского дома до начала ХIХ века сохранялись национальные устои и традиции, но проникали и европейские влияния. По данным М.И. Георги в конце ХУ111 века в отдельных богатых домах имелись столы и стулья по-европейски.(10)
 
Традиционное жилое пространство татарского дома выглядело так. Справа — печь, против двери — саке (приподнятая на 40 — 50 см. часть пола) вдоль стен кованные сундуки. На печи медный таз, кумганы, иногда в углу комнаты чайный столик с самоваром и фарфоровой посудой. На стенах развешены полотенца, занавески, нарядные одежды, зеркало, на окнах много цветов. Полы и саке застилались мягкими ковриками ручной работы. Отсутствие передвижной мебели, множество подушек и мягкой утвари особенность традиционного татарского интерьера. Характерной чертой татарского интерьера было выделение особого пространства для женщин, а также устройство в каждой из комнат не менее двух дверей Шариат запрещал женщинам находиться на глазах у посторонних мужчин. Деление на мужскую и женскую половины в различных по достатку домах осуществлялось по-разному. В бедных домах. женская половина была в закутке за печью. В середняцких одна комната. В богатых домах было несколько комнат для женской части семьи.
Татарский городской дом сохранял черты самобытного национального уклада до середины ХIХ века, а на окраинах и до конца ХIХ века. Профессор казанского университета Карл Фукс дает описание интерьера татарского дома. Будучи врачом, он нередко посещал татарские дома, наблюдал внешнее и внутреннее устройство, обычаи. Любопытные сведения он приводит о внутреннем убранстве дома во время свадебного пира, устраиваемого отдельно для женщин. Отмечается, что в одну из комнат из нескольких других помещений были вынесены сундуки и расставлены вдоль стен. В нескольких освобожденных комнатах разобрали перегородки, образовалась одна большая зала. Кругом ее стен были устроены широкие нары, вроде диванов, устланных персидскими коврами. На них разбросаны подушки. На полу также были разостланы ковры и поставлено с дюжину круглых столов, за которыми могли поместиться человек по десяти. Столы эти были на низеньких, не выше полуаршина (35 см.), ножках и все покрыты белыми и цветными скатертями.(11)
 
По данным В.В. Егерева, обследовавшего каменные татарские особняки середины ХIХ века, богатые дома татарского купечества продвинулись в восприятии некоторых элементов интерьера русского дворянского дома. В вестибюлях и парадных комнатах. отделка стен была выполнена масляной краской. В некоторых комнатах на потолках была лепнина и расписанные живописью в европейском стиле – плафоны . В первую очередь сильному влиянию оказалась подвержена мужская часть татарского дома. Первой европейской мебелью, появившейся в татарских домах, были столы, стулья, диваны, шкафы. (12) В татарских деревянных домах стены также расписывались русскими малярами. Изображались ландшафты с деревьями и птицами. (13)
 
Европейские черты раньше проникали в дома купечества, буржуазии, затем — мещан. В интерьерах каменных татарских домов уже с начала ХIХ века накапливались новые признаки, проникавшие из русской дворянской архитектуры. Интерьер деревянного дома воспринимал эти влияния уже во вторую очередь. Нередко богатые татарские семьи по давней традиции на лето уезжали в свой деревенский дом. В него и передавались из городского дома вещи, утварь, новые приемы городского быта.
 
Эволюция городского интерьера протекала следующим образом: стены освобождались от мягких драпировок, оштукатуривались, или обшивались досками, цветными бумажными обоями. В жилых комнатах устраивались различные по форме изразцовые голландские печи. Вместо саке появляются диваны, тахты, кушетки. Сундуки убираются в кладовые, ставятся шкафы для книг и одежды. Вместо низкого столика появляется обеденный европейский стол со стульями. По стенам ставятся шкафчики с фарфоровой посудой и чайные столики с китайским сервизом и самоваром. Полы устилаются паркетом и персидскими коврами. Любимым элементом богатого татарского дома начала ХХ века был граммофон.
 
Основная часть предметов изготавливалась в Казани, или селах и деревнях, где повсеместно бытовали ремесленные мастерские. Гнутую мебель (стулья, кресла-качалки, диваны) изготовляли в 15 деревнях Козмодемьянского уезда, в основном русскими мастерами, а также в деревне Сарды-Касак Чебоксарского уезда. Изготовление железных и медных кумганов (кувшинов) для внутреннего рынка и для экспорта производилось татарскими жителями в деревнях Лаишевского уезда. Серебряные ювелирные изделия делались в Рыбной слободе. Столярный промысел, выделка дверей — в деревне Верхней Арташи. Ткацко-прядильный и красильно-набивной промысел в деревнях Цивильского уезда. Строительные артели были как русские, так и татарские. Наружная декоративная отделка татарских домов, как правило, делалась татарскими умельцами. (14)
 
Набор помещений кроме чистых сеней включал: одну-две гостиные, кабинет, столовую, несколько спальных комнат, детскую. Мужская половина дома в середине ХIХ века всегда обставлялась на европейский манер. Женская часть дома представляла определенный контраст по сравнению с мужской. Она медленнее поддавалась проникновению русско-европейских влияний. В ней было меньше передвижной европейской мебели: оставались еще сундуки, низкие столики, шкафчики с посудой, многочисленные ковры, подушки, одежды и ткани, увешанные по стенам комнат.
 
Во второй половине ХIХ века татарский дом содержал два культурных стандарта: традиционно татарский и европейский. Женщин и родственников принимали в традиционной женской части дома. Посторонних – в мужской, в европейской обстановке. В особые дни семейных, национальных, особенно религиозных праздников традиции оформления жилого пространства соблюдались обязательно, так же как и национальный костюм. При этом в повседневной жизни многие из татар, особенно из слоя интеллигенции (адвокаты, литераторы, артисты) в большей или меньшей степени использовали элементы европейского костюма. В месте с тем даже при казалось бы полном следовании европейской моде татарский дом, как и татарский костюм сохранял традиционные черты, которые сочетались с новшествами, но и сами новшества трактовались по-своему. Так, в татарских домах любили зеркала, их было больше, чем в русских домах, больше было цветов и птиц в клетках. На стенах висели шамаилы (изречения из Корана), несколько часов. В цветовом решение интерьеров также проявлялся восточный колорит: яркие пестрые скатерти на столах, яркие ковры, занавесы и др. Можно выделить характерные архитектурные элементы интерьера татарского деревянного городского дома.
Стены: сосновые срубные, обшитые тесом, или цветными обоями завешивались коврами, нарядными одеждами; шамаилами, зеркалами, часами, настенными люстрами;
Иногда расписывались масляными красками
Оконные проемы: прямоугольной или усложненной формы стеклились простыми и цветными стеклами Переплеты имели усложненную криволинейную форму. На подоконниках ставились цветы: герань, бальзамин, базилик.
Потолки: досчатые, или оштукатуренные, иногда с расписными плафонами, иногда украшались люстрами.
Полы: досчатые (иногда паркетные) устланные бухарскими, персидскими, или самодельными коврами (кошмой).
Перегородки: досчатые, которые могли разбираться на время большого приема гостей.
Печи: традиционные татарские (с вмазанным котлом) в кухнях и голландские в жилых комнатах, нередко с изразцовой облицовкой.
Лестницы: деревянные с перилами, балясинами.
Двери: дубовые двустворчатые филенчатые, или с неглубоким скромным резным орнаментом.
Мебель: традиционная: сундуки, саке; табын – низкий круглый стол, вокруг которого сидят на подушках; европейская — столы, стулья, диваны, шкафы для посуды, одежды, книг.
 
К началу ХХ века поначалу незначительные изменения повлекли за собой трансформацию всей структуры интерьера татарского городского дома. Вместе с тем, часть традиционных элементов выстояла и, в сочетании с новшествами, придавала неповторимую самобытность татарскому дому.

Примечания:


1) Городская общественность и старожилы Старотатарской слободы с горечью реагируют на массовый снос деревянных домов. Несколько научных конференций (2000-2006 гг.), посвященных этой проблеме не дали практических результатов.

↑Назад

2) Гайнутдинов И.Г. Сельская усадьба казанских татар середины XIX века //Архитектурное наследство, 1983, №31, с. 57-65.

↑Назад

3) Калинин Н. Ф. Москва и Казань Архив АНРТФ. Ф. 8 оп.№1, № 361, стр. 4.

↑Назад

4) Белов Евгений Казань, Нижний-Новгород, Кострома.- М.: Образование», 1913., стр.3.
Автор приводит там же еще одно любопытное размышление о Казани: «Поставленная на рубеже двух миров — восточного и западного, из которых слагается человеческое развитие, она удержала во внутренней и внешней жизни элементы обоих их: резкая физиономия азиата встречается рядом со славянским обликом; учение корана идет рядом с христианско-европейским развитием, легкий минарет полумавританского стиля чуть не рядом с византийским куполом стремится к небу».

↑Назад

5) Фукс К. Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях.- Казань:, репринтное воспроизведение, 1991, стр 21-22.

↑Назад

6) Воробьев Н.И. Жилища и поселения казанских татар Арского кантона.- Казань, 1926, стр.5

↑Назад

7) Дульский П. М. Искусство казанских татар. — Москва, 1925, стр. 9

↑Назад

8) Воробьев Н.И. Там же, стр. 8-10

↑Назад

9) Валеев Ф.Х. Архитектурно-декоративное искусство казанских татар. Сельское жилище. — Йошкар-Ола, 1975, стр. 27-30

↑Назад

10) Георги И.И. Описание всех живущих в российском государстве народов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопримечательностей. Часть II. — С-П., 1799, стр. 11.

↑Назад

11) Фукс К. Там же, стр. 68 — 69

↑Назад

12) Егерев В.В. Внутреннее убранство зданий Казани. — Казань, 1927, стр. 9-13.

↑Назад

13) Фукс К. Там же, стр. 24

↑Назад

14) О кустарных промыслах Казанской губернии.- Госархив РТ: Фонд№359, опись 1, ед. хр. № 520

↑Назад